Рецензия М.Ф. Черныша на третий том учебника «Социальные институты и процессы»

Рецензия на третий том учебника «Социальные институты и процессы»

Ключевую роль в подготовке социологов-специалистов играют специализированные факультеты, тем более ведущие такие, как факультет социологии МГУ, факультет социологии Высшей школы экономики, факультеты социологии Петербургского государственного университета. Трудно переоценить роль учебников, используемых этими факультетами в учебном процессе. От учебника зависит степень, глубина проникновения в предмет, учебник направляет и структурирует работу преподавателя, читающего лекции или ведущего семинары по какой-либо специальности. Сказанное в общем плане, тем более важно тех случаях, когда речь идет о наиболее важной теме исследований в социологии - исследованиях социального неравенства и социальной структуры. Этой теме посвящен том 2 учебника «Социологии», изданного на факультете социологии МГУ. Рассмотрим его более подробно, отправляясь от трех критериев оценки - а) структуры, б) ясности, доступности и внутренней непротиворечивости в изложении идей и в) аппарата, под которым понимается используемся в учебнике система ссылок. Оценивая учебник, мы стремились дистанцироваться в максимальной степени от социологических сюжетов, вызывающих противоречивые толкования.

  • Структура учебника: В структуре учебника явным образом отсутствует единое основание, позволяющее разделам и главам соединяться в единую линию. Основой рассмотрения предмета могла стать эпистемологическое развитие или хронология идей. Однако ни один из возможных вариантов в структуре пособия не просматривается. Порой одна и та же тема присутствует в разных разделах и трактуется в них по-разному. В разделе «Социальная стратификация» утверждается, что «исследования подтвердили связь между богатством высшего слоя, «новых русских», и репродукцией нищеты, криминала, слабости правового государства, чего не происходила в советском обществе» (с.27-28). Надо ли это понимать, что богатство высшего слоя является прямой причиной «нищеты, криминала и слабости правового государства»? Следует ли из рассуждений авторов учебника, что в советском прошлом правовое государство было сильным? На с. 31 авторы утверждают, что «стратификация постсоветского общества характеризуется учеными (какими? - авт.) двумя терминами - социальная поляризация и «бразилификация». Первый термин означает, с их точки зрения, растущую пропасть между богатыми и бедными, второй обозначает «особый тип поляризации, которая сопровождается вымыванием среднего класса при росте нищеты, безработицы, падении уровня жизни, расцвете теневой экономики». Неизвестно, почему в качестве примера всяких пороков некие, неназванные в учебнике ученые выбрали Бразилию. По данным ООН, Бразилия - одна из наиболее успешных экономик мира, в этой стране есть многочисленный (до 30%) средний класс. По данным организации «Transparence international» уровень оцениваемой коррупции равен в Бразилии 3,3[1]. По этому параметру она находится на 70 месте. В то же время Российская Федерация с 2,5 балла находится на 127. Обличительнй пафос одного раздела сменяется вполне толерантным изложением стратификационных подходов в другом.

В разделе «Средний класс» авторы учебника ссылаются на исследования, в соответствие с которыми средний класс в России существует и даже составляет значительную часть населения (24%) (с.172). Пафос этой главы совершенно иной: констатируется обогащение некоторой части российской населения, обсуждаются различные критерии вхождения в средний класс, предлагаемые разными школами. На стр. 181 утверждается, что «ядро среднего класса составляют представители свободных профессий и менеджеры: инженеры, программисты, врачи, адвокаты, ученые и преподаватели». Следует заметить, что ни инженеры, ни программисты, ни даже врачи или ученые, как правило, не относятся ни к категории людей свободных профессий, ни управленцев.

Разорванность линии и противоречивость изложения можно проиллюстрировать и такой темой как бедность. Она детально разбирается в разделах 4 (Бедность и неравенство) и 6 (Рабочий и низший классы), причем в каждом случае по-разному. Методология изучения бедности приводится в разделе 4, здесь же даются показатели, посредством которых изучается социальное расслоение. Далее следует раздел 5, а затем авторы снова возвращаются к проблеме бедности, на сей раз в обсуждении так называемых «новых бедных». Учебник снова обсуждает типологию бедности, вводит, с подачи неназванных ученых, понятия хронически бедных, погранично бедных и новых бедных, детально обсуждает положение новых бедных в российском обществе. Тема разбита на разные разделы, причем в разных разделах обсуждается с использованием разных категорий: социальные бедность, экономическая бедность, новые бедные, «социальное» дно, маргиналы. Неизбежным следствием подобного «разорванного» изложения является противоречивость путаница, особенно нежелательная, поскольку речь идет об учебном пособии.

  • Ясность, доступность изложения. Учебник начинается с изложения идей социальной стратификации П.Сорокина. От идей Сорокина авторы переходят к тому, что они считают современным состоянием теории и результатам исследований. По ходу дела возникает терминологическая и концептуальная путаница. В частности говорится, что «функциональная теория неравенства У.Мура и К. Дэвиса легла в основание созданной ими теории социальной стратификации и управленческой иерархии» (с. 14). Между тем оба упомянутых автора не формулировали каких-либо теорий стратификации и не занимались напрямую «принципами управленческой иерархии». Их заслуга заключалась в том, что они, рассуждая в русле теории Т. Парсонса, сформулировали общие принципы социального неравенства[2]. Именно так они озаглавили свою небольшую статью в «American Sociological Revew». В историю социологии оба автора вошли не как создатели стратификационной теории, тем более, что эта теория уже была создана до них, а как участники большого спора о происхождении неравенства, попытавшиеся оспорить марксистскую теорию классов, столь популярную среди западных интеллектуалов в середине прошлого столетия. Учебник явным образом вводит читателя в заблуждение, приписывая авторам вклад в науку, которого у них не было и на который они не претендовали.

Авторы систематически путаются с понятиями «класс» и «страта». Класс они определяют как понятие, имеющее разное содержательное наполнение. В одном случае, в широком значении, говорят они, это - «большая социальная группа людей, владеющих, либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующаяся специфическим (?) способом получения дохода». В другом случае, когда используется так называемая «узкая трактовка» - это любая «социальная страта в современном обществе, отличающаяся от других доходом, образованием, властью и престижем» (с.76-77). Тут же изложено деление общества на страты, предложенное Л. Уорнером, причем страты именуются «классами» (с. 80). А далее в разделе «Классические теории социальной стратификации: Европа» речь идет о Платоне и Аристотеле (с. 81), энциклопедистах, называются десятки самых разных имен - Кантильорна, Неккера, Тюрго, Сен-Симона, Фурье, Ковалевского, Вормса, Спенсера, Гумпловича, Шмоллера и других. Из этой мешанины идей не только студенту, но и выпускнику вуза совсем нелегко понять, что авторы понимают под классом, какое определение этого понятия они считают наиболее точным (с.92). Далее идет раздел «Профессиональная стратификация», где снова обсуждаются проблемы стратификации, однако в отличие от предыдущих разделов здесь они названы классами. Если классы и страты - это одно и тоже, а это явным образом следует из смешения понятий на страницах учебника - то неясно, зачем нужно было разводить их по разным разделам? В отдельный раздел вынесено обсуждение высших классов. Он начинается с объяснения понятия «элита», изложения теории циркуляции элит В.Парето (с. 305). Далее излагаются поочередно теории элиты Моски, Михельса и Миллса. Вводятся новые понятия: высший класс, правящий класс, элиты. Все они перемешаны в тексте и каждое слабо увязано с другими. Не только студентам, но и специалистам нелегко вывести из сказанного в учебнике, какова роль каждой из упомянутых категорий, как они соотносятся друг с другом, какая социологическая школа стоит за каждым из них.

Авторы учебника явным образом злоупотребляют публицистическим стилем. В качестве примера сошлемся на отрывок из раздела, посвященного олигархам и так называемым «новым средним»: «Эти «новые средние» ничего не воровали, не занимались коммерцией. Они просто работали на богатых. В новый средний класс входили эксперты, аналитики, консультанты, инженеры, бухгалтеры, юристы, экономисты, журналисты, рекламные агенты, риэлтеры, врачи, менеджеры, секретари- референты, работники сферы обслуживания и другие.» (с.327). Новый «средний класс», как видно из изложенного, получил индуктивное определение, сильно разнящееся с тем, что он о нем в том же учебнике говорилось ранее. Оказалось, что в него входят, прежде всего, те, кто обслуживал и обслуживает интересы олигархов. Последние же, очевидно, рассматриваются как люди, ставшие богатыми благодаря «воровству». «После того, как государство создало олигархов, олигархи вынуждены были платить тем, кто дал им возможность стать богатыми, т. е. государству. Но не столько государственной казне, сколько государственным чиновникам, выдавшим в свое время разрешения, лицензии, квоты. На самом деле олигархия содержала государство в лице его ключевых чиновников. И положение конкретного олигарха определялось в значительной степени тем, кого именно он брал на содержание» (с.325). Инвективы авторов могли бы получить немалую поддержку в среде российских избирателей, будь они частью предвыборного обращения. Речь, однако, идет не о политическом воззвании, а учебнике социологии, в котором излишняя эмоциональность, тем более ангажированность политического толка неуместна.

  • Аппарат. Следует заметить, что в учебнике вопросы и задания для учащихся расположены в самом его конце. При этом неясно, как эти вопросы соотносятся с изучаемыми в учебнике темами. Подобное расположение тем и заданий не вполне удобно. В современных учебников вопросы и задания для учащихся следует сразу же за пройденной темой. Там же находится список книг, который предлагается использовать тем, кто решил продолжить самостоятельную работу над ней. В список литературы включено немало работ советского периода, включая работы, явно устаревшие - о сближении классов и социальных групп на этапе развитого социализма в СССР (М.Н.Руткевич. Сближение классов и социальных групп на этапе развитого социализма в СССР. М.: Знание, 1976), о социальной структуре развитого социалистического общества (Социальная структура развитого социалистического общества. М.: Наука, 1976), о социально развитии рабочего класса СССР (Социальное развитие рабочего класса СССР. М.Наука, 1977). Мы далеки от того, чтобы недооценивать эти работы, многие из них содержат ценную информацию о состоянии социальной структуры в советском обществе. Важно, однако, понимать, что эти работы рекомендуются не специалисту, а студенту, который пока еще крайне слабо разбирается в том, что нужно положить в основу изучения курса, а что - читать только в особых случаях, как иллюстрацию этапов развития советской социологической науки.

Выводы. Данный учебник страдает серьезными недостатками. Его структура аморфна, понятия противоречивы и перемешаны так, что рядовому студенту будет нелегко в них разобраться. Данное пособие нуждается в серьезной переработке и доработке. Только при таком условии оно может быть рекомендовано в качестве учебника для факультета социологии МГУ.

М.Ф.Черныш,
Вед. науч. сотр ИС РАН, доктор социологических наук.


Примечания:

[1] http://www.infoplease.com/ipa/A0781359.html

[2] Davis K., Moore Y. Some principles of stratification./Class, status and power. Social Stratification in Comparative Perspective. Second Edition. Ed. by R.Bendix and S.Lipset. N.Y.: The Free Press. 1966. P.42-47


Опубликовано на сайте Полит.Ру
Учебник В.И. Добренькова, А.И. Кравченко «Социология» (в трех томах)
Рецензия М.Ф. Черныша