Аспирантка социологического факультета МГУ: Не думала, что это возможно на факультете, где все всего боятся

Я закончила социологический факультет МГУ, сейчас учусь в аспирантуре там же. От происходящего на факультете и в МГУ и от информации, услышанной мной краем уха, мне очень грустно. Уважаю свой ВУЗ и факультет, который дал мне отличное образование, всех преподавателей, руководство, очень благодарна всему, чем жила эти 5,5 лет. Нехорошо говорить все это и так поступать по отношению к факультету и людям, которым элементарно благодарна, но…. студенты продолжают обучение, и, несмотря на все вопли, даже на этом форуме, что соцфак отстой, среди них есть очень достойные, желающие получать образование, и они как раз ни в чем не виноваты. И очень жаль, что говорят так обо всем факультете именно из-за действий все той же администрации, которая, имея 90 бюджетных мест, набирает на курс около 500 человек, среди которых просто теряются те, кто чего-то действительно хочет.

Поскольку не имею возможности и времени в другой форме и в другом месте хоть что-то сообщить, постараюсь сделать это здесь. Всю тему читать нет времени, в подробности происходящего вникать – тоже. Заранее прошу прощения за неточности. Возможно, какие-либо, даже ерундовые факты могут быть полезны в дальнейшем, и профкомам-студкомам (прошу прощения – не разбираюсь), и студентам, которых собираются судить, и инициативным группам, и журналистам и тп.

Из истории моего обучения на факультете:

1) Расписание. На первом курсе меня прежде всего убило именно оно. Все пять лет, даже после окончания ремонта, мы учились вечерами, лекции проходили часто вместе с вечерним отделением, также могло быть две пары утром, потом часа два-три перерыв, и ещё пара-две вечером. Помню, могло быть две пары, которые начинались в субботу в 17.00 на химфаке или семинар какой-нибудь, который начинался в 20.00 в среду на геофаке. Сейчас, говорят, расписание все равно частично по вечерам, хотя у факультету теперь есть, где жить.

2) Количество людей. На моем курсе было два отделения. Общая социология – 150 человек. Менеджмент – 40 человек. Вечернее отделение – 40 человек. Курса до 4 из-за всех этих ремонтов с посещением лекций была относительная халява. А потом нам построили две поточных аудитории на 100 человек и стали отмечать на лекциях. Сидели фиг знает как, но старались ходить. Помню, однажды по какой-то причине поточная аудитория была занята, так преподаватель, не долго думая, решила провести лекцию в семинарской аудитории и отметила всех присутствующих. Походы в учебную часть не помогли, как обычно. И все бы ничего, но за три пропуска её лекции по любой причине студент для допуска к экзамену должен был написать и защитить у неё на кафедре курсовую (помимо той, что обязательно защищается на своей кафедре).

Если у нас на курсе было всего 8 групп, то сейчас на 4 курсе только менеджеров и социологов уже 12 групп. А два года назад открыли ещё два отделения. Я специально не узнавала, но, кажется, сейчас на первом-втором курсе учатся 400-500 студентов и только 90 из них – на бюджете. КАК они помещаются на факультете и ходят на лекции со всем этим отмечанием и электронной системой прохода-контроля, я просто не представляю.

3) Аудитории и помещение. Первые три курса мы учились практически во всех зданиях МГУ. Понедельник: пара в 1 гуме, следующая - на химфаке, следующие две – во 2 гуме. Вторник: пара на соцфаке, потом в гз, потом обратно бежать в 1 гум. И так далее. Зимой было просто плохо, потому что за 15 минут нам нужно было преодолеть расстояние от химфака до 1 гума, например, подняться на лифте (которые были тогда ещё старые и разломанные, не ходили, народу тьма) или пешком на 10 этаж, успеть как-то где-то перекусить и прийти в себя от таких гонок.

На факультете был ремонт. Кроме того, своих поточных аудиторий у нас никогда и не было. Появились две маленькие по окончанию ремонта, но это не помогло. Факультет был вынужден выпрашивать помещения у других факультетов. Поэтому, естественно, и было такое расписание – мы банально ждали, когда закончат учиться студенты других факультетов, либо влезали в любое свободное окно в расписании. Как было известно, и студентам, и руководству, за каждую пару в каждой аудитории в стенах другого факультета наш факультет платил. Даже за поточные 01 и 02 в ГЗ. Что для меня, по крайней мере, является очень странным.

Кажется, курсе на четвертом, то есть пару лет назад, факультет переехал в свое здание. Мы радовались как дети, что нам не придется скакать козликами. Но тут начался ещё больший кошмар, кто хоть раз видел факультет внутри, тот поймет. Он просто невозможно маленький для такого количества народу.

Факультет поделен на две половины. Вторую всегда занимала военная кафедра. Сейчас её там нет, но вторую половину по-прежнему не открыли для обучения студентов. На факультете 5 этажей. 1 этаж – одна учебная аудитория, остальное – учебная часть и кафе. 2 этаж – 0 учебных аудиторий, его занимает администрация. 3, 4 этаж – аудитории для семинарских занятий, их постоянно не хватает, и хватить не может. 5 этаж – две поточные аудитории и кафедры.

2 узкие лестницы. На них одновременно с трудом помещается по два человека в ширину. Чтобы во время перемены 5 курсов, преподаватели, сотрудники могли одновременно спускаться и подниматься, а ещё, если кто-то куда-то опаздывает.. физические усилия приходится прикладывать серьезные.

Лекционные аудитории – 2 штуки, каждая их них ещё меньше тех, что в 1 гуме.

Семинарские аудитории – трех типов: - Обычные - с партами и стульями или лавками (что непрактично, поскольку сложно перенести в другую аудиторию). Группа в 30 человек помещается. - Маленькие – общий круглый стол и стулья вокруг. Помещается 10-12 человек. - Просто 20 стульев с дощечками в одной махонькой комнатке, писать на них сложно, от сидения за ними обычно болит спина. Обычно во время всех семинаров, которые по расписанию были не в обычных аудиториях, случалась игра, кто быстрее стащит стул из соседней аудитории, с другого конца коридора, с другого этажа и тп. Потом игра продолжалась – требовалось уместить количество стульев на 30 человек в махонькой комнатке.

4) Прочее.

Доски. На которых надо писать фломастерами. За которыми надо идти в учебную часть. Они там всегда кончились. Некоторые злятся и пишут обычными фломастерами, которые потом невозможно стереть. Доски грязные. Можно считать, что их нет. Кроме лекционных аудиторий, в которых обычные большие доски с мелом, которого все равно никогда нигде нет.

Отопление. Топят – не то слово. Мы плыли на всех занятиях. Если открываешь окно – кого-нибудь обязательно продувает, тк (см. про типы семинарских аудиторий). В аудиториях всего 4 этажа окна – это форточки под потолком, которые надо открывать специальной палкой, которую надо нести из участи, дальше история как с фломастерами, со сломанными батареями, на которые бедные студенты пытаются встать, чтобы долезть до форточек и получить порцию свежего воздуха… Поэтому окна открываются на лестницах. Зимой приходишь с улицы, попадаешь в баню на семинаре, потом выходишь без одежды (все девицы зимой в маечках, иначе не выжить) в коридор, где тебя продувает и все такое прочее.

Вы спросите – почему даже с этой ерундой студенты не пытаются справиться? Пытаются. В учебной части отвечают – идите к замдекана. Он отвечает – делать мне больше нечего. В ответ – соберем подписи. В ответ – пожалуйста. Все это ничем не кончается. Зимой на 4 курсе я пыталась это сделать. Мои однокурсники предпочли потерпеть ещё годик и без проблем доучиться.

5) Питание. Его никогда и не было вообще. В расписании могло стоять 5 пар с перебежками по всей территории МГУ, на каждой из которых отмечали. На 4 курсе мы вселились в дом родной, где не было вообще ничего. Тетеньки с орешками около памятника Кони были рады внезапно появившейся прибыли. На 5 курсе на факультете поставили автоматы с кофе по 30 рублей, которые были всегда сломаны, потому что стадо голодных студентов хотело пить. Потом окрыли кафе. Маленькое такое, стильное, с диванчиками, подсветкой, картинками и ценами, подороже средних в Москве. Когда мы посмотрели на это в первый раз, то решили, что спим.

6) Преподавание. Как известно, социологический факультет откололся от философского. Некоторые преподаватели пришли оттуда. А также с истфака, мехмата, ин.яза. Многие преподаватели нашего факультета – очень уважаемые в научных кругах люди, профессора, академики. Я довольная образованием, которое получила. Даже весь творящийся маразм не помешал этому. Масса возможностей учиться. Но: преподаватели начали уходить. Просто не могут остаться сами, видеть все это, с грустью в глазах смотрят на студентов. Или их «уходят». И все это – большая проблема. На их место берут молодых, неопытных, а также аспирантов, которым даже не читали такой курс, часто заставляют вести семинары.

7) Учебная часть. У нас сидели замечательные тетушки, которые переживали за своих студентов и всячески пытались минимизировать количество отчислений и тп. Кому они помешали – непонятно. уволили всех, кроме одной (надо отметить, что она из всех была самая опытная и до сих пор пытается помочь студентам настолько, насколько это возможно в сложившейся ситуации, рискуя просто своим местом). В начале этого учебного года из учебной части неизвестным образом исчезло большое количество зачеток (у нас зачетки выдаются только на время сессии). В итоге куча студентов вынуждены были ходить с ведомостями по преподавателям и проставлять оценки и подписи за несколько лет. А если преподаватель уже не работает на факультете – ситуация усложнялась. Сейчас в учебной части работают молодые девушки, против которых я лично ничего не имею, но заглядывала туда пару раз, и мне было страшно слышать фразы «как эти сволочи меня достали» в адрес их же студентов.

8) Слухи. Собственно, если закрыть глаза на все забавные организационные моменты, курса до 4 учиться было очень спокойно и относительно халявно. Из-за отсутствия помещений, администрация не то что закрывала глаза на то, как студенты учатся, просто сложно было контролировать. Мы могли пересдавать экзамены и зачеты по нескольку раз, уговаривать преподавателей, ныть в учебке, которая всегда шла на встречу. Учиться на «отлично» было довольно сложно, а вылететь – практически невозможно.

Видимо, именно за эти 2-3 года соцфак и прослыл относительно халявным факультетом, на который можно было перевестись на раз. Случаев бесплатного перевода, кстати, я знаю единицы, и то – такой год был один. Переводы было относительно легко оформить с полной путаницей во всем на факультете. Но я бы не сказала, что была полная халява. До смены администрации действительно не так сложно было учиться на одни тройки. Но вот красный диплом было получить непросто. Я редко что-то пропускала и основательно готовилась к экзаменам. Когда мы заканчивали учиться, то все преподаватели плакались, что мы последний сильный курс, что после нас студенты не хотят учиться и уровень уже совсем не тот. Нам было обидно слышать, как к нам относятся на других факультетах, потому что слухи были безосновательны, и весь цирк начался только с открытием новых отделений и набором кучи студентов. Расстраивались мы сильно, когда слышали и то, о чем говорят младшие курсы в коридорах, на переменах и видели эти лица.

Я думаю, объяснять, откуда что берется, не нужно. Даже сын преподавательницы нашего факультета, очень неглупый мальчик, поступал в этом году на бюджет и завалился на первом же экзамене. Те немногие, кто мог бы отражать лицо факультета, либо не попадают туда, либо теряются в общей массе. Но те, кто хочет учиться, всегда сможет это сделать, а возможность предоставляется. Я веду сейчас семинар у 4 курса. И примерно 12 человек из 28 активно работают и выдают отличные идеи. Говорят, что группа у них хорошая, и учиться им нравится.

9) Администрация. К тому, о чем уже написала, можно добавить: На 4 курсе у нас сменился замдекана. Башаратьян М.К. был горой за каждого студента, и знакомого, и незнакомого, каждого выслушивал, за каждого просил. Кроме того, он был один из лучших преподавателей, которого было действительно интересно слушать. Его посчитали слишком мягким (да, наверное, так и было, нельзя таким добрым людям доверять контроль над кем-то..) и «ушли».

Е. К. Прокудина, пришедшая на его место, сразу поразила своей принципиальностью. Все, что она успела сделать, кажется, за полтора года, как раз и нужно было факультету. Исчезла халява практически полностью. Было сложно совладать с привычкой всех вовремя ничего не делать. Но ей почти удалось. Она могла прийти на экзамен в любой момент и выгнать списывающих, ввела четкие сроки пересдач, пыталась усилить контроль. Кроме того, она – также хороший преподаватель. Её боялись и не особо любили. Но когда её тоже «ушли», то мы были в шоке и только тогда осознали, что она действительно делала только необходимое и без фанатизма.

Тут стоит, правда, вставить, что на 5 курсе у нас ни одному студенту не дали пересдать ни один предмет. Вообще. Это противоречит каким-то там правилам, это просто не по-человечески – сначала обещать, а потом послать, это просто нелогично – почему, что, как, не отвечать ни на какие вопросы. Очень многим не хватило одной оценки для красного диплома, некоторые не смогли пойти в аспирантуру из-за одной тройки. Заявления, встречи с деканом, ссылки на то, что на других факультетах наши сверстники буквально сейчас занимаются пересдачей 3-х предметов – не помогли.

Трофимов С. В. Этого человека я не поняла. Вроде бы, адекватный с виду и при первом общении. Но, то ли ему свыше дали понять, что к чему, то ли ещё что.. делает он что-то невообразимое.. пугает, угрожает и тп. Как-то студенты странно к нему относятся. Не берусь утверждать, но он появился у нас не просто так. Сын проректора или что-то, вроде того.

Первое, что сделал – ввел систему прохода. На факультет можно попасть только по электронной карточке, выйти по ней же. Если её забыл – по студенческому выписываешь каждый раз при входе одноразовый пропуск, все это происходит долго, сопровождается недовольными взглядами и возгласами дядечки из окошка (который просто пугает бедных абитуриентов, пришедших первый раз, дорвался до власти, блин). Если забыл все, то никого не интересует, экзамен у тебя или защита диплома, на факультет по паспорту тебя не пустят, в учебку проверять по спискам никто не пойдет, а если кому и удастся упросить подойти из учебной части со списком, то охрана туда даже не взглянет. У нас так девушка не попала на экзамен. Пока ездила за пропуском, он закончился. Ей поставили неявку. Пройти, передав пропуск, невозможно, стоит охрана, которая запоминает лица тех, кто поначалу просит их просто так пропустить. Чтобы попасть на факультет просто студенту МГУ, нужно подавать какую-то заявку с объяснением причины, которая несколько дней обрабатывается и тп, как в Кремле просто. Если передаешь кому-то свою карточку – выговор обоим с занесением в личное дело. Следующий шаг – отчисление. Аспиранты не моего года обучения так попались. Один из них забыл все, и у него был выбор – либо рисковать и нарушить внутренний распорядок факультета, либо не попасть на важное для него заседание кафедры. Он рискнул, на все его вопросы администрация потом отвечала – ты нарушил распорядок, все.

Сессия. Теперь без даже физкультуры ты не допускаешься к экзаменам (я знаю, что так полагается по уставу мгу, да, но на каких-то факультетах на это закрывают глаза), сможешь их сдавать уже только во время пересдач. Первая пересдача теперь не возможна во время сессии, а все идет на осень или на февраль. Кажется, количество пересдач даже не три, как полагается, а две. Отчисляют за три несданных предмета, все равно чего. Без возможности пересдачи.

Аспирантура. В нашем отделе аспирантуры никого не волнует вообще ничего. Аспирантов отмечают везде, грозятся не допустить к экзаменам, а при их единоразовой несдаче вовремя аспирант отчисляется. Расписание меняют без нашего ведома, даже не предупреждая. Работать у нас нельзя под страхом смерти, все все равно делают это и имеют проблемы. Стипендию у нас получают единицы. Например, я не получаю, хотя сдала на три 5 вступительные и закончила с красным. Хорошо хоть догадались дать её тем, кто числился социально необеспеченным в студенческие годы.

10) Что творится сейчас. В октябре были перевыборы декана. Все были уверены, что декан сменится, даже примерно все понимали на кого. Но этого не произошло.

Вместо этого уволили О. В. Иванова, зав кафедрой математической статистики, самой сильной кафедры соцфака. Что сейчас будет с кафедрой – пока не ясно. Молодой, энергичный, с техническим складом ума, студенты его обожали, всегда выступал в их защиту. И тут выступил. Против того, что сейчас творится. Просто предложил обратить внимание на студентов, высказал идеи по смягчению «режима», про более человеческое отношение, по поводу кафе, по поводу системы прохода, по поводу места и количества обучающихся. Читала где-то, что Олег Валентинович пытался с помощью студентов власть захватить – это просто смешно, он и работал там бесплатно практически, уж такой человек умеет себя обеспечить.

Бутырин Г.Н., завкафедрой социологии организаций и управления – также одной из лучших кафедр, тоже бывший кандидат в деканы, собирается писать заявление об уходе. Со слезами расстается со студентами и аспирантами и скрывает от нас, что его тоже «ушли» за аналогичные выступления в защиту студентов. Кафедра разваливается. Преподаватели кафедры в шоке, говорят, что кто-то стал распускать слухи об их некомпетентности, о том, что на кафедре не ведется научная деятельность. Одну преподавательницу, которая пыталась пикнуть, тоже уволили. Получают они по 5 тыс руб в месяц, говорить о их незаинтересованности в преподавании, искать подводные камни – просто смешно. Между тем, студенты этой кафедры до сих пор самые сильные на соцфаке, а заказы на исследования (что, между прочим, идет потом в фонд соцфака) поступают также и из правительства.

Уходит и завкафедрой социологии культуры Халипова Е.В. По слухам, за то, что выступила в защиту Бутырина.

Итого разваливаются три кафедры. Студенты в шоке. Аспиранты не знают, как защищаться.

Очень жаль было нашего декана после известных событий. Все искренне ему сочувствовали, все-таки это больше горе. Но так тоже нельзя. Даже не верится в то, что происходит.

Все интересуются, почему Виктор Антонович бездействует. Он не бездействует. У него связаны руки. Сегодня от одного сотрудника МГУ, который переживает за судьбу нашего факультета, я услышала очень странную вещь. Информация непроверенная, говорить, кто это, я, по понятным причинам, не могу. По его информации, действиями Виктора Антоновича крайне недовольны в администрации города, на него давят. Его хотят убрать в Академию Наук пока, а потом – неизвестно. Очень надеюсь, что все это не так или не совсем так. Но влияние на деканов он почему-то оказывать не может. Слишком большая у многих из них власть.

Засим пора мне закончить. Хочу повторить, что, несмотря на все вышеперечисленное, я бы не хотела учиться в другом месте и с радостью вспоминаю студентов и преподавателей, с которыми мне довелось пообщаться за время обучения.

Прошу прощение за форму, объем, язык, неточности и прочие погрешности, все-таки поздняя ночь уже, времени нет перечитывать и действовать по-другому. Возможно, выход – грамотные юристы и журналисты. Была приятно удивлена, услышав, что студенты решились на какие-то действия. Не думала, что это возможно на факультете, где все всего боятся и небезосновательно.