Заведующий кафедрой социологии организаций и менеджмента Г.Н. Бутырин – интервью для OD-group

Заведующий кафедрой социологии организаций и менеджмента Г.Н. Бутырин рассказал нам о внутренней механике деятельности факультета. В частности, он поставил под вопрос легитимность приоритетных направлений исследований на соцфаке, указал на отсутствие дополнительной оплаты научной и учебно-методической деятельности сотрудников факультета, о несправедливости грантовой политики, проводимой деканатом.

- Как, по-вашему, выстроена учебная деятельность на социологическом факультете?

- Системный кризис на факультете - это очевидно, и причинами такого положения являются:

1) нарушение основных принципов государственного образовательного учреждения, коим является Московский Университет в части - превышены соотношения коммерческой и некоммерческой частей деятельности. На факультете сейчас обучается 60% студентов на коммерческой форме. В то же время как по России 50%, а в целом по МГУ - 20-5%.

2) соотношение преподавателей и студентов. Соотношение должно быть не более 6 студентов на преподавателя, с тем, чтобы можно было очень основательно и серьёзно работать и с курсовыми проектами, и с дипломными работами. У нас сейчас соотношение студент - преподаватель как 1 к 20. Т.е. 20 студентов на одного преподавателя. И в условиях, когда преподаватели ещё вынуждены подрабатывать где-то, естественно, что качество работы преподавателей существенно снижается.

У нас 2500 студентов и 119 ставок. Некоторые ещё из тех, кто должны работать, не работают. Они выполняют другую работу, и не выполняют обязанности преподавателей.

3) площади. Около 2 м2 получается на одного студента, что, естественно, не соответствует санитарным нормам для вуза.

4) вместимость поточных аудиторий. Поточные аудитории у нас на 120-130 человек. А на потоке - 150-180. То есть, мы заранее планируем неявки. Мы приучаем студентов не посещать лекции, так как всё равно места не будет.

Факультет зарабатывает около 150 млн. в год. Почему так много? Всё объясняли тем, что нужно построиться. Да, наверное, нужно было построиться, но надо было более экономно строить. И второе - зачем мы увеличивали число студентов, зная, что мы их не можем ни разместить, ни накормить, ничего с ними сделать!

5) распределение студентов - иностранцев. Раньше студенты - иностранцы распределялись по 2, по 3 человека в группы и общались в языковой среде. Таким образом, они знали более ли менее нормально язык. Сейчас почему-то сделали отдельные группы для иностранцев, они достаточно плохо знают язык и, тем не менее, заканчивают факультет, получают диплом. Что, естественно, тоже снижает престиж факультета.

- Вы часто испытываете давление деканата?

- Конечно. Назначаются комиссии по проверке - на заседаниях совета, на заседаниях деканата, постоянно идут замечания по работе, которых я не заслуживаю.

- Вы можете сейчас привести конкретные примеры давления?

- Во-первых, это два несправедливых выговора, которые я получил.

К тому же - Вы читали вот это?

<Речь идёт о документе, составленном «по результатам служебного расследования факта незаконного проживания в общежитии МГУ гр. Ивановой А. В., не имеющей отношения к социологическому факультету МГУ, но пользующейся сфабрикованными документами, подписанными заведующим кафедрой социологии организаций и менеджмента проф. Бутырина Г.Н. на ее проживание»>.

- Когда это было?

- Это было 2 марта 2007 года. Вот как борются с инакомыслящими. Я опубликовал это письмо в Интернете, чтобы все видели. Потому что я ни в чем не виновен. Я доложу об этом ректору. Чтобы ректор назначил соответствующую комиссию по проверке данного материала. Дело в том, что даже, предположим, я виновен и некоторая комиссия это установила, значит, она должна была бы проинформировать Виктора Антоновича о том, что я допустил такие ошибки, поскольку работодателем у меня является ректор, а не декан. Они должны объективно описать ситуацию, а не квалифицировать. Они уже проквалифицировали, что это как разбой, хулиганство, аморальные действия, уголовный кодекс, мошенничество... Это прямое давление на меня с тем, чтобы вынудить меня уйти с факультета.

- Еще примеры?

- Вот последний совет был, внеплановый. Там присутствовали заведующие кафедрами, члены совета, заместители зав. кафедрами, профессора кафедр. Шло обсуждение обращения к ректору и куда-то ещё, чтобы доказать, что на факультете все нормально, все хорошо. И что раскачивает ситуацию OD-group, небольшая группа студентов, которыми руководит Иванов и Бутырин. Поскольку я был назван, я встал и сделал заявление в Ученый Совет факультета следующего содержания. Суть сводится к тому, что в связи со стратегическим ошибками декана я требовал, чтобы он ушел в отставку.

- Как реагировали присутствующие?

- Реакцией присутствующих был гул. Ещё девочка выступала, Марина, на Совете, со второго курса «маркетинга», ей не дали нормально изложить положение дел, её перебивали, начали наставлять, что она не хорошо делает.

- Поговорим об исследованиях, которые проводит Ваша кафедра. Они имеют непосредственное отношение к соцфаку или Вы контактируете напрямую с заказчиками?

- Вот план по проведению научно-исследовательских работ мэрии, ведет эту работу департамент по средствам массовой информации, они проводят конкурс исполнителей по данным темам. Мы всегда выигрываем 5-6 тем. Мы, естественно, привлекаем студентов, аспирантов, преподавателей. Оформление через факультет практически не проходит.

- Какую долю получают исполнители?

- За вычетом единого социального налога, за вычетом подоходного налога, всё непосредственно исполнители и получают. Эти деньги очень маленькие. Мы беремся за эти темы для того, чтобы студенты могли участвовать в этой работе и чтобы нам накапливать базу данных. Руководство, естественно, не довольно тем, что оформление не проходит через факультет.

- Вы участвуете в розыгрышах грантов от представителей бизнеса?

- Да, конечно, сейчас мы направили большой проект в РАО ЕЭС по проблеме формирования репутации энергетических компаний. По поступающим сведениям мы выигрываем этот грант.

- Большой грант - это сколько?

- Тысяч 750, миллион...

- Грант пойдет через руководство. Какой процент будет удержан?

- Возьмем миллион. 10% - накладные расходы факультету, после этого, предположим, оставшаяся сумма - заработная плата. 26,2% - единый социальный налог, 18% - НДС, 13% - подоходный налог. Таким образом, удерживается около 50%. (по нашим подсчетам - 61,48%).

- Руководство факультета удерживает 10% на накладные расходы?

- Десять процентов - накладные расходы. Но есть и другие вещи, не знаю, стоит ли о них говорить. К временному творческому коллективу, который мы определили, могут присоединяться и некоторые другие люди, которые должны войти в этот временный творческий коллектив. В этом смысле может оказываться давление, чтобы в этот временный творческий коллектив были включены люди, которых мы первоначально не включали. Поэтому многие наши исследователи и бегут с факультета. Все кафедры, которые проводят исследования, стараются делать это не на факультете.

- По поводу «включенных получателей», их обычно бывает достаточно много?

- По разному. Но они - обременение.

- Внутри ВТК деньги делятся поровну?

- Дифференцировано.

- Соответственно, включенные получатели внедряются на самые высокие позиции и получают по максимуму?

- Ну да, интервьюеры получили, набивщики, секретарь... остается аналитическая группа. Они получают поровну.

- Администрация принуждает брать гранты через факультет?

- У нас есть РФФИ и РГНФ. Научный отдел поощряет, чтобы мы участвовали в этих соревнованиях. Не очень охотно мы идем на эти дела, потому что тяжелая очень бюрократия, оформление, отчетность и если есть предложения, которые были бы так же значимы и так же серьезны, мы отдаем предпочтение тем организациям, перед которыми отчет проще.

- Почему именно эти фонды?

- Они являются академическими.

- Оплачиваются ли дополнительно спецкурсы, которые читаются приглашенными преподавателями?

- Люди, которые к нам приходят, бесплатно работают, потому что для бизнесмена 250 рублей в час - это вообще не деньги.

- Штатным преподавателям хорошо оплачиваются спецкурсы?

- Это вообще позорная ситуация с деньгами. Почему преподаватели вынуждены подрабатывать. Мне страшно обидно! Востребованные мои мальчики: и Сережа Слабов, и Барков, и Ксенофонтова ... они бегают, как бешеные тараканы, чтобы подработать немного, что там получается? 11000 в месяц. Профессор Галина Николаевна в месяц получила 11800 рублей.

- Значит, спецкурсы не оплачиваются?

- Нет. Отдельно нет. Я на ставке, мне ставку платят. Чтобы еще подработать я бегу во ВШЭ, еще в Социальный Университет.

- А научная деятельность?

- Она не оплачивается, а инициативные проекты, я вам рассказал, как они оплачиваются. От имени факультета с заказчиком заключается договор, деньги перечисляются в бухгалтерию социологического факультета. Вот такие дела...

- Какие направления - приоритетные сегодня?

- У нас приоритетная тема на 2007 году на факультете - «Россия в глобализирующемся мире».

- Как Вы считаете, на чем основаны критерии выбора приоритетных направлений соцфака?

- Это спорный очень вопрос - фундаментально, не фундаментально. В некоторой частной теме, в диалектике познания, например, в капельке воды представлен весь мир. Не море изучаешь, не океан, а эту капельку. Это фундаментально или не фундаментально?

- Значит, Вы готовы поставить под сомнение фундаментальность того знания, которое пытается производить соцфак?

- Ну, конечно. «Россия в глобализирующемся мире»... Как её рассматривать? Кафедра безопасности. Мы с Вами социологи. Что мы конкретного здесь сможем сделать? Провести опрос, исследование какое-то или что? Будем тереотизировать. «Хотелось бы, что бы не было войны, хотелось бы, чтобы не было терроризма, а раз это происходит, значит, появляется Буш, а Буш появляется, значит, это плохо»... И так далее, и так далее. Фундаментальная тема?

- Хорошо поощряются эти темы?

- Ну, как поощряются? Вы же не идете на эти кафедры. Вы сами и не поощряете. Вы сюда ведь идете. Идете на социологию коммуникативных систем. Идете на маркетинг. Потому что Вам нужно жить, Вам нужно исследовать, Вам нужно зарабатывать.

- Соцфак поощряет публикации своих сотрудников?

- Ну, например, фундаментальная социология, толстая такая книжка, она идёт как заказная от факультета. Один такой выпуск стоит 1 миллион рублей. Или, возьмем персональный мерседес декана. Во сколько он обходится! Ну, 1,5 миллиона. Значит, можно было бы очень хорошие темы брать. А декан мог бы на своем личном транспорте или на городском ездить, ничего страшного. Он содержит ремонт машины, оплачивает бензин. Это солидно, представительский класс - машина, это довольно-таки накладно для факультета. Поэтому - поощряет.

- Хорошо оплачивается работа в УМО?

- Эта работа никогда не оплачивается. Хотя должна. Должны со мной заключить договор и за рецензии я должен получать деньги. Я никогда не получал эти деньги. Я даже не вникаю туда. Лучше от греха подальше... Я лучше буду заниматься своими проектами, учить студентов, аспирантов...

- И кто же тогда соглашается работать в УМО?

- Те люди, в основном, которые не имеют проектов. Или как я - беру, рецензирую, отдаю. На общественных началах.

- Какие дивиденды приносит Добренькову председательство в УМО?

- Ну, там деньги какие-то крутятся, я не могу точно определить, какие там деньги крутятся, как они расходятся. Мы даже смету факультета не можем определить, она закрыта для печати.

- Кажется, вы, как зав. кафедрой, имеете право...

- Любой член совета имеет право! Но нам показывают вот так, на стене, мы поднимаем руку, утверждаем. А живьем получить невозможно.

- Никто не пробовал?

- Я пробовал. За это и получаю. Когда я баллотировался на должность декана, я её просил. Поскольку эта документации не для служебного пользования и она не содержит коммерческих тайн - значит, любой человек может прийти и познакомиться. У нас есть платные студенты. Наша профессорская и преподавательская корпорация зарабатывает на них деньги. Сложилась сумма, которая составляет примерно 150 миллионов рублей в год. На расходы этой суммы составляется смета. Каждый из нас в праве прийти и посмотреть, как расходуются деньги, мной же заработанные. Никто этого никогда не делает, мало того, это вызывает страшное раздражения. Мы, как члены университетской корпорации создаем это богатство и мы вправе контролировать, как это наше богатство расходуется. Если по закону все рассудить, раз вы покупаете мои услуги, я должен получить деньги за то, что я предоставляю вам.

- Какова формальная причина отказа?

- Деньги надо тратить на строительство, на приобретение оборудования. Вот, например, турникет стоит 90000 баксов. А формальная причина - не дам, и всё!

- Как это так?

- Ну, не дам!

- Ну, как?

- А вот так!

- Вы пробовали в письменной форме обращаться?

- Когда мы проводили выборы, я написал декану, с просьбой дать мне смету факультета и расходы факультета, с какими организациями были заключены договоры на выполнения различных услуг.

Обычно на совете так делается - вот так вот помахал (машет листами бумаги), зачитал статьи, и проголосовали. В этом году использовали технические средства - смета с помощью электронного проектора проецировалась на экран, комментировалась деканом и бухгалтером. А получить - нет, он не даст. 150 миллионов денег расходуется так, что мы не можем получить нормальный финансовый отчет. Только все в укрупненных статьях - по этой статье - столько, по этой статье - столько, на обслуживание автотранспорта столько-то, на зарплаты - столько-то, на помощь студентам - столько-то и так далее.

- Знакомы ли Вы с ситуацией, когда декан за место в МГУ предлагает преподавать в своем частном ВУЗе?

- На первых порах это было! Вы знаете, почему нужно привлекать в МУБИУ преподавателей? Потому что в частном ВУЗе должно быть не меньше 30% штатных сотрудников. Например, меня приглашают в МУБИУ и говорят: «ты возьми там свою книжку положи, а здесь будешь по совместительству». А потом, когда они оттуда хотели уйти - им не находилось места здесь. Вот Скиба Н. П., Слабов С. С., он там работал зав кафедрой и я потратил много сил для того, чтобы вернуть его на кафедру. До сих пор он восстановлен только на полставки.

- По какой причине его пытались уволить?

- Он не понравился какому-то руководителю.

- Официальная причина?

- Нет официальной причины. «Не нравится мне твое лицо!». Например, Скиба Н. П. Она там 8 лет была деканом и работала преподавателем на нашей кафедре, трудовая книжка была там. Хорошая была преподавательница. Не нашлось ей места на факультете. Ее уволили. И многие другие так же. Сережа Слабов. Но восстановили его, я очень жестко добивался. Поэтому многие уходят туда. Там ими пользуются, он же ректор частного университета и здесь - декан. Даже студенты МУБИУ занимались здесь частично. Это было лет 7-8 назад.

- Расскажите о сотрудниках Вашей кафедры.

- Во-первых, кафедра наша - монолитна и едина, все меня поддерживают. Я, после того как мне вынесли второй выговор, сказал: «коллеги, два выговора - это серьезный шаг. Может пора подавать в отставку?» Собрался коллектив, выразили мне полную поддержку как зав кафедрой. Некоторые преподаватели говорят, что те два воззвания, которые сейчас готовятся - уйдут с факультета, а не подпишут.

- Что за воззвания?

- В думу, ректору, что этот наезд на факультет является спланированной акцией, в том числе, зарубежных стран, готовится оранжевая революция, социологический факультет - пробный объект, будет продолжаться борьба 5 млн. студентов. Это будет направлено в думу. Некоторая профессура категорически отказывается это подписывать. Естественно, что Халипова Елена Вячеславовна, коллектив ее кафедры солидарен с нами, естественно часть работников математической кафедры, уже правда там уволили всех, но... Есть представители на других кафедрах, но я веду борьбу один, я никогда никого не вмешиваю. Я думаю, что появятся такие люди и в самом Совете, потому что на последнем совете декан сетовал по поводу того, что ректор его не поддерживает, и с большим сожалением об этом говорил. Когда он сказал, что ректорат его не поддерживает, некоторые тоже стали не так рьяно его поддерживать. Вот, я прочитал вам лекцию о том, как мы живем и работаем.

22 марта 2007 г.