Сергей Белановский. Соцфак: Симптомы кризиса российского высшего образования

Соцфак: Симптомы кризиса российского высшего образования

Противостояние между студентами и администрацией социологического факультета Московского университета вышло за рамки внутриведомственного конфликта и обозначило целый комплекс проблем российского высшего образования как такового. На Cato.ru эту ситуацию комментирует известный российский социолог Сергей Белановский.

Как вы оцениваете конфликт между студентами соцфака МГУ и руководством факультета?

Я думаю, что в этих событиях отразился кризис двоякого рода. Во-первых, это кризис российского высшего образования в целом, во-вторых, это кризис российской социологии, который своими корнями уходит в далекие 1970-е годы, когда была разгромлена советская социология, взявшая в 1960-х на удивление хороший старт. В результате разгрома мы получили откровенную халтуру, имитацию в точном соответствии с алгоритмами академика Лысенко. Появившиеся тогда «лидеры» социологии, вроде Михаила Руткевича или Геннадия Осипова, «впаривали» власти нелепые проекты типа социального планирования, бывшие самым настоящим жульничеством, хотя и под прикрытием красивых лозунгов.

С моей точки зрения господин Добреньков, который много лет является деканом социологического факультета, несомненно, должен быть упомянут в одном ряду с Руткевичем и Осиповым как одиозная фигура, всплывшая на волне этого разгрома. Я упомяну один простой факт. В 70-х годах господин Добреньков издал небольшую брошюру, которая называлась «Крах неофрейдизма». Эта работа была одновременно его докторской диссертацией. Пусть Добреньков подает на меня в суд, но я заявляю, что это омерзительная и, как говорили тогда, «вонючая» брошюра. Я думаю, что человек, «прославивший» российскую социологию такой работой, был даже по советским меркам слишком одиозной фигурой, чтобы возглавлять социологический факультет ведущего вуза страны. Возникает вопрос к ректору МГУ Садовничему: как могло получиться, что такой одиозный человек и доныне возглавляет такой важный факультет?

Только пусть Добреньков не заявляет, что в те годы на такие темы иначе писать было нельзя. Можно было. Доказательство - опубликованные труды уважаемого Ю.Н. Давыдова, посвященные той же самой теме и тоже написанные с критических позиций. Лично я с Давыдовым по ряду вопросов не согласен, но все же его труды - это достойные работы, к которым никак не применимы эпитеты «мерзкие» и «вонючие».

Насколько конфликт на соцфаке может считаться типичным и насколько вообще в студенческой среде есть потенциал протестной самоорганизации?

Я проводил фокус-группы именно со студентами в разных городах и могу сказать свое мнение. Безусловно, в студенческой среде сильны настроения пассивности, страха перед возможными репрессиями, неверия в свою способность что-то изменить. Это свойственно всему российскому обществу. Студенты, судя по моим данным, не исключение, они сторонятся политики. С другой стороны, если им, как говорится, конкретно «наступить на мозоль», то они готовы отстаивать какие-то свои конкретные интересы. Это могут быть конфликты по поводу отмены каких-то льгот, условий проживания в общежитии, проездных билетов и т.п. В протоколах фокус-групп, когда студентов спрашивают, известно ли им о каких-либо студенческих выступлениях, часто мелькают слова вроде «общежитие», «проездные билеты». Речь при этом идет о конкретных примерах коллективных действий. Самые типичные ответы: «У нас в вузе такого не было, но там-то вот была история...»

Так что коллективные выступления среди студентов встречаются. Однако обычно они носят локальный характер и довольно быстро утрясаются, стороны приходят к компромиссу. Университетское начальство не любит таких конфликтов, и поскольку масштаб требований обычно невелик, руководству проще уступить. Или, наоборот, пропадает запал у самих студентов.

Почему же деканат на этот раз пошел на обострение конфликта?

Я думаю, что в данном случае причины конфликта были иные, не бытовые. Бытовые поводы для недовольства наиболее очевидны, их легче артикулировать, поэтому недовольные студенты соцфака чаще всего говорят именно о них. Но дело, я полагаю, в ином - в основе выступления на соцфаке лежит некое диффузное недовольство очень многими аспектами факультетской жизни. Вообще сегодня в России существует вполне заметный слой студентов, недовольных качеством образования, которое они получают. Судя по тому, что говорят сами студенты в фокус-группах, это недовольство проявляется в вузах самого разного уровня, в том числе даже и в тех, которые обладают сильными советскими брэндами. Многие студенты ощущают, что их учат плохо и это плохое обучение не поможет им устроиться в жизни. Об этом говорят и студенты естественно-научных, технических факультетов. Один студент, например, с возмущением рассказывал, что изучение автомобильных двигателей у них построено на изучении двигателя автомобиля ЗИЛ 30-летней давности. Многие студенты, добравшись до 4-5 курса, начинают осознавать, что их обманули, что их ничему реально не научили. Некоторые сами учатся или ищут учителей на стороне, либо устраиваясь на работу, либо уезжая за границу. У студентов есть ощущение, что такое псевдообучение ухудшает их стартовые позиции в жизни.

Такие настроения достигают порой довольно сильного накала, и наряду с недовольством конкретными злоупотреблениями нарастает комплексное недовольство образованием в целом. Следует заметить, однако, что каких-то попыток организоваться и воздействовать на ситуацию мы при проведении фокус-групп не обнаружили ни разу. Лично для себя я это объясняю тем, что можно потребовать снижения платы за общежитие, навести порядок в столовой и т.д., но потребовать повышения качества образования гораздо труднее - это очень неконкретное требование.

Руководство факультета пытается объяснить конфликт политическими мотивами или действиями неких пиарщиков...

Если вся эта история инициирована чьей-то пиаровской акцией, это придает ей дополнительный колорит. Но надо отметить, что какими бы не были источники этих выступлений, есть здесь пиар или нет, если бы обстановка не назрела, то никакой бы пиар не помог. Судя по данным фокус-групп, которые я сам проводил, в стране не так уж много вузов и факультетов, где такое возможно. И довольно симптоматично, что это произошло не где-нибудь, а именно на социологическом факультете МГУ, который издавна имеет дурную репутацию. Пусть пока это слухи, но я слышал от самих студентов, что на факультете есть слой людей, которые не учатся, а покупают экзаменационные оценки и курсовые, даже налажена система оплаты. Я думаю, что уже один этот факт оказывает деморализующее влияние и на преподавателей и на студентов: какое здесь может быть уважение к руководству факультета? Для многих студентов очевидно и низкое качество обучения. А оно действительно низкое: на рынке социологических кадров выпускники факультета котируются низко - за эти слова я отвечаю.

Кстати, симптоматична фраза Добренькова о том, что на его факультете нет студентов с низким уровнем доходов. Конечно, дети обеспеченных родителей часто бывают лучше подготовлены, у них лучше стартовые условия. Но бывают и дети малообеспеченных родителей, которые получают хорошую подготовку за счет своих личных усилий. Но, по словам Добренькова, таких студентов на его факультете нет. Интересно, он сам хорошо понимает глубинный смысл своей собственной фразы?

Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация?

Мой прогноз - Добренькова снимут, здесь интересы ректора Садовничего и руководства страны совпадают. Публичные скандалы никому не нужны. Будет ли факультет в результате лучше? Не уверен. Не только на соцфаке МГУ, но и фактически во всех российских вузах профессорско-преподавательский состав катастрофически деградирует. Выяснилось неожиданно, что вообще-то мало кто из преподавателей знает иностранные языки. Конечно, происходит омоложение. Но на смену стареющим советским преподавателям приходит молодое поколение, которое я назвал бы агрессивными мафиями. Порой они неплохо знают языки, но у них нет базовой подготовки, они мало что читают, а знания подменяют блефом. В добреньковском стиле руководства есть элементы советского консерватизма, который многое поддерживает. На соцфаке все-таки регулярно идут занятия, а в других вузах преподаватели зачастую вовсе не являются на семинары. Повсеместны грубейшие нарушения преподавательской этики, проведение так называемых «платных консультаций» и тому подобного, что становится массовой практикой.

Безусловно, новая команда привнесет какие-то новые веяния, но я не уверен, что эти процессы будут иметь конструктивный характер: в стране просто нет кадров и научных школ, которые могли бы заменить нынешнее руководство.

Вы смотрите на ситуацию столь пессимистично?

В истории России есть богатый опыт воссоздания и создания с нуля научных школ мирового уровня. Я не вижу фундаментальных причин, по которым этот опыт не может быть сегодня воспроизведен. Другое дело - ситуация, сложившаяся в настоящее время вузах. Если не будет серьезных реформ в этой сфере, то я пессимист, и не только в отношении соцфака МГУ. Впрочем, если все же найдут приличного человека на место Добренькова, это уже будет большой удачей.

Беседовал обозреватель Cato.ru Игорь Федюкин


05.04.2007
Опубликовано на сайте Института Катона

Сергей Белановский. Соцфак: Симптомы кризиса российского высшего образования. Интервью с Сергеем Белановским